Паш
Паш

Анатолий Амзоров
Анатолий Амзоров
Амзоров Анатолий Федорович (1936-1975гг.) - шорский писатель, общественный деятель. Родился в улусе Усть-Анзас, в семье директора местной школы Федора Прокопьевича Амзорова и Екатерины Феофановны (в девичестве - Напазакова). Помимо Анатолия в семье было еще четверо детей. Отец Федор Прокопьевич во время Великой отечественной войны находился на фронте, был командиром взвода, имел звание лейтенанта, погиб в 1943г. Испытывая острую нужду семья спустилась на лодке по р. Мрас-су в Устунгу-аал (улус Чувашка).
С юности Анатолий начал писать рассказы, стихи. Он любил свой край, его очаровательную природу, прелесть высоких горных вершин. Посвящал рассказы своим современникам, сильным личностям и конечно своему талантливому и мужественному народу – шорцам, чудесным таежным людям. Понимая, что надо помогать своей семье, Анатолий поступил в дорожно-строительный техникум в городе Сталинск (ныне Новокузнецк). Работал дорожным мастером карьера "Томусинский 7-8" , прорабом Междуреченского управления механизации, при этом выпускал публикации в газете «Знамя шахтера» (г. Междуреченск). Рассказы и статьи Амзорова Анатолия как коренного жителя - шорца выделялись активной жизненной позицией и самобытными художественными достоинствами.

Там, где нужда шаманила

   Село Сыркаши. В прошлом неприметная, затерянная среди гор и тайги деревушка, насчитывающая дворов шестьдесят. Жили здесь охотники, рыболовы. Жили просто так: ели, пили, пьянствовали, вышибали друг другу зубы. Измотанные нуждой и бедой, пугали детей нечистой силой и сами боялись ее. Молились богу и молча, без причины, били жен, вымещая на них зло за свою никчемную жизнь. Наезжали в деревушку купцы, чтоб обмануть бесхитростного таежника. Не миловала охотников царская власть. Ей только подавай побольше пушного золота, а инородцы-промысловики «живы будут - не помрут». О культурном развитии маленького народа царизм и не помышлял. И все же в 1895 году, по требованию местного населения, Кузнецкий уезд разрешил строительство начальной церковно-приходской школы на общественных началах. Своими силами построили школу. Нашелся и учитель - Чиспияков Михаил Семенович из поселка Косой Порог. А вскоре не известно откуда появился русский учитель по фамилии Савельев. — Это был подвижный, энергичный старик, с густой черной бородой «веником». Давал уроки закона божьего, — вспоминает пенсионер Я.К. Майтаков. Учились в этой школе в основном дети зажиточных охотников. За обучение приходилось платить немалые деньги. Робко переступали порог школы и дети бедняков. Но их было совсем немного — Я.К. Тельгереков, Ф.Ф. Майтаков, Я.К. Майтаков, В.И. Сыркашев и еще несколько человек. Только после свержения самодержавия началось решительное наступление на безграмотность. 26 декабря 1919 года вышел Декрет Совета Народных Комиссаров о ликвидации неграмотности среди населения РСФСР. Шорское население получило свободный доступ к книге. После окончания Томского рабфака в родное село возвращается М.С. Майтаков и всю ответственность за обучение своих земляков принимает на себя. Потянулся народ к свету и знанию. Встревожилось местное кулачество, зашепталось между собой . Пользуясь тем, что народ все еще верил шаману, Ф.С. Молтояков, С.П. Чудояков, и другие обратились к шаману Маеку Очубаеву: — И-е-е, Маек. Скоро охотники совсем отобьются от нас, перестанут нам поставлять пушнину. И шаман после каждого «камлания» предсказывает страшную участь тех, кто против воли горных духов и шайтана. — Разгневались мои тези (духи) за непочтение, отгоняют дичь далеко от наших селений. Ждет нас, мужики, голодная смерть. Скорее бросайте книжки в огонь, не пускайте своих детей в школу. Но на пути шамана встали комсомольцы, которых в 1925 году было около полутора десятков. Секретарь партячейки Семен Тортаимов собрал комсомольцев и разъяснил им основные задачи. К 30-м годам юноши и девушки, окончив начальную школу, учились на рабфаке в Томске. А Молтояков стал одним из первых инженеров среди шорского народа. В период коллективизации, в 1931 году, круто повернулась жизнь в шорских селениях. Там, где было забытое «богом и властью» глухое, обездоленное селение, вырос молодой шахтерский город. В нем живут, работают и учатся сотни детей и внуков бывших обездоленных батраков и охотников.